Посвящается святости Фонда Бахаи, подготовлен 

Национальным Духовным Собранием Бахаи Азербайджана

1.  Я и мой конверт

Бог во все времена и при любых обстоятельствах, был полностью независим от Cвоих творений.

Баб

 

Если человек готов  делать свое подношение с величайшей умиротворенностью, оно может быть принято, иначе наш милосердный Бог независим от всего человечества.

Бахаулла

 

Это история личного путешествия с целью раскрыть премудрости в Писаниях бахаи о пожертвованиях, сделанных на пути Бога.  Следует учитывать, что рассказы и происшествия, описанные в этих бюллетенях, основаны на исследованиях одного человека духовной природы пожертвований бахаи. Каждый человек должен самостоятельно изучать Священные Писания и извлекать жемчужины богоданного указания из собственной жизненной пути. Мне потребовалось принимать очень сознательное решение, чтобы подавить свой страх и научиться охотно, щедро и жертвенно отдавать на пути Бога. Мое путешествие началось с изучения Священных Текстов, и поначалу я не испытал какого-либо сдвига в сознании. Мне пришлось искренне призвать Бахауллу руководить мной в выполнении моих духовных обязательств перед Фондом бахаи. Только тогда смог я начать пожинать духовные плоды.

Если б вкусили люди сладость заповедей, установленных Богом, если б узрели блага, проистекающие из них, несомненно, они бы все как один исполняли их с величайшей радостию и рвением. Мы молим единого Бога истинного помочь всякому соблюдать то, что любезно и угодно Ему.

Бахаулла

 

Во всех странствиях этих путнику не следует ни на волосок отклоняться от «Закона», ибо сие, воистину, есть тайна «Пути» и плод с Древа «Истины» … он должен держаться за подол покорности заповедям …

Бахаулла

 

Сегодня я пишу о моем личном опыте касательно Фонда бахаи. Я пришел к пониманию, что тайна «Пути» предназначается для тех, кто держится за подол покорности, и выполняет заповеди Божьи с величайшей радостью и рвением. Простое признание того, что взносы нужны, не раскрывает мистических преимуществ, скрывающихся в них. Абдул-Баха говорил: «Признание того, что со здоровьем все хорошо, не создает хорошее здоровье». Таким образом, на этом пути путешественник должен бесстрашно встать на путь жертвенного подношения, прежде чем вкусить его чудесные духовные выгоды.

Абдул-Баха, Центр Завета Веры Бахаи

 

Признание того, что со здоровьем все хорошо, не создает хорошее здоровье. 

Абдул-Баха

Не думайте, что Мы ниспослали вам всего лишь свод законов. Нет, скорее, Мы распечатали изысканное Вино перстами мощи и власти.  

Бахаулла

Если «Бог во все времена и при любых обстоятельствах, был полностью независим от Cвоих творений», то почему мы жертвуем в Фонд? Что происходит, когда мы отдаем щедро или жертвенно? Является ли подношение в Фонд бахаи простой передачей наличных? Как это помогает нам воспринимать сладость заповедей, установленных Богом, и открыть для себя преимущества, вытекающие из них? Каким образом это является каплей изысканного Вина?

Из Священных Писаний бахаи, совершенно очевидно, что Бог не зависит от земных принадлежностей. Тогда, несомненно, подношение нужно не для процветания Бога! Тут должен быть какой-то другой смысл. Как человеческие существа мы видим «коробочку Фонда», несколько «конвертов»", и кого-то под названием «Казначей», который эти конверты собирает и отчитывается перед общиной о том, что он в них нашел. Разве это является тем, что делает наш Бог милостивый? Разве Он занимается просто сбором денежных средств от Своих созданий?

казначей

Некоторые из нас кладут свои деньги в конверт, отдают его казначею, а затем сосредоточивают все внимание на том, как Собрание тратит «наши деньги». Иногда друзья даже проявляют принципиальность, чтобы обсудить этот вопрос друг с другом. Если они согласны с тем, как Собрание расходует деньги, они могут давать больше; в противном случае они вообще перестают делать взносы. Такой подход постепенно уводит общину от духовных благословений и преобразований, обещанных Священными Писаниями.  Очевидно, что этот подход не является всеобщим, но он имеет место. Я и сам был жертвой подобного. Даже, когда я физически давал «мой конверт» казначею, часть моего сознания оставалась привязанной к «моему конверту». Я даже мог посидеть с друзьями за чашкой чая и обсудить направления, в которые мне казалось Собрание могло бы потратить средства лучше — напечатать больше книг, купить принадлежности получше, нанять хороших подрядчиков и так далее. Это не значит, что Собрание не должно тратить средства разумно, но разве в этом цель пожертвований? Разве давать на пути Бога, это все равно, что покупать новый телефон, где все, что нас беспокоит, соответствует ли телефон нашим желаниям?

К сожалению, это было то, как я воспринимал подношения на пути Бога.  Мое отношение затуманивало мой дух, и чем больше я поднимал вопросов в отношении «моего конверта», тем больше я начинал ставить под сомнение институты.  Я был действительно на неправильном «пути». Абдул-Баха говорил: «Какова ваша вера, такими будут ваши силы и благословения». Вместо того, чтобы умолять Бахауллу принять мои подношения, я психологически держался за «мой конверт!», и хотел бы знать, что с ним происходит. Это было моим увлечением.  На самом деле, я даже не умолял Бога принять мои подношения до того дня, когда в присутствии выдающегося оратора бахаи, я не услышал стих, который изменил мою жизнь навсегда. Оратор сказал, что если давать даже с зерном недовольства, приношение не будет принято в глазах Бога.

Если человек готов делать свое подношение с величайшей умиротворенностью, оно может быть принято, иначе наш милосердный Бог независим от всего человечества

Бахаулла

 

Однако подношение будет принято только в том случае, если праведные души, исполняющие предписание сие, явят дух радости, дружества и умиротворенности. При таком условии их дар принимается, и не иначе. Воистину, твой Господь - Вседостаточный, Достохвальный.  

Бахаулла

 

Если Бахаулла не желает принимать мои взносы, то кому я отдаю «мой конверт»?  Выступление оратора в тот вечер потрясло мой дух, я был разочарован собой, и мне даже было стыдно. Я чувствовал, как будто вжимаюсь в свой стул, пока оратор продолжал свое выступление. После встречи я решил посвятить весь месяц Поста тому, чтобы умолять Бахауллу быть милосердным ко мне и открыть мне глаза. Я никогда не забуду молитву о Посте, которую я читал в этом году много раз с 294 по 298 страницу моего азербайджанского молитвенника бахаи.

Раскрой, Боже, о мой Господи, очи мне и всем ищущим Тебя… Не причисли меня к тем, кто читает слова Твои и не может постичь Твой сокровенный дар, который согласно Твоему велению, таится в них и оживляет души Твоего сотворения и сердца слуг Твоих.

Бахаулла

 

Бахаулла милостиво направил меня.  Несколько лет спустя в присутствии другого оратора бахаи, который говорил с молодежью с большим чувством юмора, я услышал следующую историю о Хаджи Амине.  Докладчик рассказал, что Бахаулла назначил Хаджи Амина Доверенным Хукукулла (Право Бога).  Хаджи Амин путешествовал по разным городам и странам, посещая друзей, и, так как он был назначен Бахауллой в качестве Своего Доверенного, друзья передавали через него свои подношения, чтоб он мог доставить их Бахаулле. Хаджи Амин был ревностным слугой и служил в течение многих десятилетий до времен Шоги Эффенди.  В одной из таких путешествий, во времена Абдул-Баха, Хаджи Амин прошел тысячи километров пешком, несмотря на плохие погодные условия и изнурительные дороги. Он непрестанно молился о защите от дорожных грабителей и, наконец, прибыл в Акко с большой суммой пожертвований. Поселившись, Хаджи Амин тщательно подготовил свой доклад, положил все приношения в красивую сумку из ткани, и стал ждать, когда его вызовет Абдул-Баха.  Хаджи Амин должно быть чувствовал радость в своем сердце, зная, что передаст столь необходимую сумму денег своему Господу.

Хаджи Амин с группой друзей в Баку около 1915 года

Бог во все времена и при любых обстоятельствах, был полностью независим от Cвоих творений.

Баб

 

В день встречи с Абдул-Баха, рассказывал оратор, Хаджи Амин вошел в комнату, где присутствовал Его Святейшество. Он почтительно положил элегантную сумку с пожертвованиями перед Абдул-Баха, который любезно подтвердил, что Бог уже принял щедрые и жертвенные подношения друзей на пути Бога и желает им благословения.  Хаджи Амин терпеливо ждал, когда его попросят о докладе, но вместо этого, Абдул-Баха расспрашивал о возлюбленных друзьях в каждой местности, их единстве и непоколебимости, иногда называя их по имени. По мере того, как разговор продолжался, в комнату вошел человек и начал просить об оказании ему финансовой помощи, указав, что находится в трудном положении. Абдул-Баха посочувствовал ему и молился, чтобы Бог разрешил его трудности. Затем Он указал на сумку перед Собой и попросил человека принять его. С благодарностью, мужчина взял сумку и ушел. В то время как Абдул-Баха продолжал разговор, Хаджи Амин оказался в полном смятении. Он не мог сосредоточиться и был глубоко обеспокоен тем, что Абдул-Баха решил отдать такую большую сумму денег, предназначенных Делу.

Докладчик продолжил свой рассказ, заявив, что Хаджи Амин покинул присутствие Абдул-Баха в полной растерянности, раздосадованный тем, как Абдул-Баха использовал деньги.  Непоколебимая вера Хаджи Амина, та же вера, которая позволила ему пройти тысячи километров, оказалась перед лицом испытания. Невозможно представить значимость подобного испытания, но этот опыт, несомненно, помог Хаджи Амину сформировать свое видение в вопросе подношений. Возможно, призыв Бахауллы к друзьям жертвовать не был сосредоточен на сборе наличных средств, а скорее предполагал гораздо более глубокое преобразование — в развитии любви, жертвенности и щедрости в наших сердцах. Может быть, основная цель пожертвований достигается в тот момент, когда мы начинаем демонстрировать эти качества, а не тогда, когда осуществляется наше желание того, как будут использованы средства.

Когда подношение было украшено славой Его приятия, о чем докладывал Джинаб-и Амин, то по Его велению сумма, вдвойне превосходящая стоимость дара, выплачивалась бедным и нуждающимся. Об этом свидетельствует всякий беспристрастный и проницательный человек и те, кто правдив и заслуживает доверия.

Бахаулла

Рассказывают, что Хаджи Амин шутил: «Абдул-Баха является Центром Завета Божьего и Тайной Бога на земле, но не бухгалтером»! И он был прав. Не похоже, что высказывание Бахауллы, приведенное выше, или то, как Абдул-Баха поступил по отношению к бедному человеку, делались с учетом бухгалтерии. Бог не только независим от подношений Cвоих творений, но Он дает бедным и нуждающимся сумму в два раза превышающую ту, которую Он получает. История Хаджи Амина заставила меня думать о тех днях, когда я задавался вопросом о расходах Собрания еще в течение нескольких месяцев после того, как я отдал казначею «мой конверт».  История научила меня тому, что «мой конверт» достиг своего назначения в тот момент, когда Бог принял мое отношение, подобно тому, как эмбрион получает дух в момент зачатия, а не через девять месяцев. Мой подход к моему конверту изменилось после того, как я понял, что он имеет потенциал получить подтверждение божественного благословения в тот момент, когда я его отдаю. Все, что мне нужно было сделать, это развить отношение величайшего удовольствия и радости, и ...настойчивости, чтобы получать Божьи благословения.

Если некто с величайшим удовольствием и радостию, и даже проявив настойчивость, пожелает причаститься благодати сей, ты можешь принять его подношение. В противном случае принимать не дозволяется.

Бахаулла

 

Путешествие продолжается...

 

Следующая глава:  Степень жертвенности ...

This site is administered by the National Spiritual Assembly of the Bahá'ís of Azerbaijan.  The material presented here was first published in 2001 through 2006.  For questions regarding this site kindly 

contact us at:  AzerbaycanBahaiIcmasi@gmail.com

© All rights reserved